Поэзия и проза бытия (Биография)

«Самый великий подвиг искусства – вырвать прекрасное из жизни, подчас враждебной, хмурой и некрасивой, вложить гигантский труд в создание подлинной, безусловной, каждому понятной, каждого возвышающей красоты…» Иван Ефремов «Лезвие бритвы»

Для творческой личности развитие дарования – не самоцель, а своего рода служение. Картины этого художника должны были дарить радость людям. Но судьба распорядилась по-другому…

Владимир Паталаха родился 25 июля 1918 года в Феодосии. Отец, Иван Леонидович Паталаха, портной, родом с Полтавщины. Мать, Каменева Анна Фёдоровна, домохозяйка, приехала в Крым с Донбасса. Владимир был первым ребёнком в семье. Позже родились сестра Тамара и младший брат Леонид. Несмотря на то, что семья жила очень бедно, без своего жилья, все дети выросли достойными уважения людьми. Художественные способности у Володи проявились рано. Передались по наследству от отца. Отец имел художественные способности, а родственник отца, И.П.Кавалеридзе, известен на Украине, как талантливый скульптор и кинорежиссёр. Уже в пять лет мальчик выходил встречать подходивший к станции поезд и пытался его нарисовать. Родители не слишком поощряли увлечение сына рисованием, считая это, как и многие, не достойным внимания делом. В школьные годы Владимир упражнялся в рисовании портретов знакомых и родных, рисования не бросал. Окончив десятилетку, он несколько лет работал на стройке, овладев профессией каменщика. Долго не мог определиться с выбором профессии. Родители хотели, чтобы он получил уважаемую тогда профессию инженера.

В 1939 году вместе с сестрой Владимир едет в Свердловск (ныне Екатеринбург), где они поступают в Уральский лесотехнический институт по специальности «Лесное хозяйство». Учёба окончилась, практически не начавшись. Не имея тёплой одежды и обуви, студенты- первокурсники замёрзли и вынуждены были вернуться в Крым. В 1940 году снова едут, уже в Москву. Сестра поступает в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, а Владимир – в Московский текстильный институт по специальности «Художник по тканям». Принят не был. Забраковала медкомиссия, решившая, что с монокулярным зрением художником он быть не должен (вследствие тяжёлой болезни в младенчестве перестал видеть одним глазом). Пришлось одному возвращаться в Крым. В 1941 году началась война, разрушив надежды и мечты миллионов людей. Семья, не успевшая уехать, на оккупированной территории пережила голод, холод, принудительные работы. Чудом все остались живы. После освобождения Крыма в 1944 году Владимир был призван в армию, участвовал в восстановлении разрушенного Новороссийска. Награждён медалью «За победу над Германией». После демобилизации вновь встал вопрос о выборе профессии. Так как Владимир имел хороший голос, в 1948 году поступает в Симферопольское музыкальное училище на вокальное отделение. Всё шло хорошо: учёба, работа в крымской филармонии, даже выступление по местному радио. Но судьба вновь испытывает на прочность. Зимой простудился и потерял голос. Ему предложили перейти на дирижёрское отделение, но он отказался.

В 1949 году он поступает в Симферопольское художественное училище имени Н. С. Самокиша на отделение живописи. В этом училище преподавали дисциплины, необходимые профессиональному художнику. И будущий художник серьёзно подходил к постижению законов живописи и рисунка. Был лучшим рисовальщиком. Настойчиво и последовательно преподаватели прививали своим ученикам навыки реалистического рисунка и живописи, учили различать подлинное искусство и преходящую моду.

Через пять лет, в 1954 году, Владимир Паталаха успешно окончил училище. Ему уже 35 лет, он обзавёлся семьёй, женился на сестре своего однокурсника Юрия Фастенко – Валерии, которая после гибели родителей и мужа жила одна с маленьким сыном. В 1952 году образовалась семья. В 1953 году родилась дочь. Перспектив устроиться в художественные мастерские Симферополя не было. Там уже прочно обосновалась группа художников, решивших, что новых людей в свои ряды брать невыгодно, самим работы мало. Да и кем он был? Беспартийным, без связей. К тому же не хотел приспосабливаться, заискивать, чтобы добиться расположения «худсовета». Тогда трое художников (руководители Крымского областного отделения союза художников Украины) разрушили его надежду получить возможность работать творчески. Не будем называть их фамилий: они уже в другом мире и судимы другим судом. Так случилось, что в то время не нашлось ни одного человека, кто бы его поддержал. Все старались не испортить отношения с руководящими товарищами. Своя рубаха, как говорится, ближе к телу. Семья решила переехать в Феодосию. Нашёлся подходящий обмен.

В 1956 году вновь начинается жизнь в родном городе. Некоторое время Владимир работал художником в Доме офицеров, в феодосийском порту. Это была временная, случайная работа. Но она давала будущему художнику возможность самостоятельно заниматься творчеством. Он много работает в горах Крыма, пытаясь найти свой стиль. Стремится достичь воздушности, одухотворённости работ, но ничего не получается. Испорчено много картона.Однажды в один из летних дней 1957 года он, как всегда, отправился в горы, установил этюдник, приготовил всё для работы, посмотрел вдаль, чтобы наметить границы будущего пейзажа. И вдруг его сознание осветилось яркой вспышкой! С глаз будто упала пелена. Озарение длилось несколько мгновений. Но он сразу понял, как надо работать! Он стал писать, и через два часа пейзаж был готов. Художник полностью был удовлетворён результатом. Не сохранился, к сожалению, этот пейзаж (подарен или продан), и рассказал об этом удивительном событии мастер только в конце жизни. Почему? Нет ответа. Он только вспоминал, что почувствовал в себе тогда удивительные силы, ему казалось, что он способен свернуть горы.

Испытанное художником мистическое озарение помогло ему найти свой почерк в живописи, своё видение природы. А материальное положение семьи было сложным. Весной 1959 года в семье уже трое детей: родился сын Виктор. В 1957 – 1959 гг. Владимир Паталаха работает в Крыму, пишет пленэрные пейзажи. Несколько из них пытается выставить на выставках. Это вызывает неизменную недоброжелательность руководителей крымских художественных мастерских. Упрекали его в безыдейности пейзажей, их безлюдности. Да, созданные в это время пейзажи далеки от городской суеты. Мы видим прибой у берегов Судака, туманное утро в Голубой бухте, цветущую лаванду в горах над Алуштой. В этих работах уже чувствуется мастерство, тонкая разработка цветовых отношений и сложная техника, при которой полупрозрачные слои краски наносятся многократно на подсохший слой живописи для обогащения колорита. Художник работал на природе с большим физическим и душевным напряжением. Но результат того стоил, мастер испытывал удовольствие от работы. Природа в его пейзажах насыщена радостными красками, наполнена светом и воздухом. Его палитра – яркая, полнокровная. Его камерные пейзажи никогда не подавляют зрителя, не вызывают ощущения своей ничтожности перед силами природы.

Лето 1959-го и весну 1960-го года художник провёл на Волге, побывал в местах, где творил Исаак Левитан. Такие мастера кисти, как И. И Левитан, В. А. Серов, В. Д. Поленов, И. И. Шишкин, С. И. Васильковский и, конечно, знаменитый феодосиец И. К. Айвазовский были его любимыми художниками. Из поездки на Волгу он привёз серию пейзажей, которые свидетельствуют о нём, как о зрелом мастере пленэрной живописи. Разлилась весной река Сура, стоят в затоне баржи и пароходы, готова к спуску на воду новая лодка, манит к себе вода в лесной речке, грустит на опушке леса старая берёза. Во всём видна поэтическая душа художника. Замечательны такие работы, как «Русский лес», «Сельский пейзаж», «Сельский храм близ Плёса», «Баржи на Волге», «Волга. Трудовые будни», «Волжский берег». В них почти безлюдно. Какой тихой грустью веет от них! Художник видел воочию трудную, порой нищую жизнь людей на этой земле. Его ощущения переданы им в пейзажах, и его настроение передаётся нам, зрителям. Настоящее искусство невозможно без человечности.

Художник не писал чистым цветом. Он добавлял белила в краски, писал лёгким, акварельным мазком. Его пейзажи-картины закончены по мысли, композиции, исполнению. Гармоничное сочетание формы произведения и его содержания - отличительная черта живописных работ художника. Продолжая развивать в своём творчестве лучшие традиции реалистической школы живописи и делая упор на создание лирического пленэрного пейзажа, Владимир Паталаха оставался самобытным мастером, имел собственную живописную манеру. А природа для Владимира Ивановича всегда была источником вдохновения.

Но его творчество в Крыму по-прежнему не принимают, относятся пренебрежительно. Система «коллективизма» не жалует незаурядных и независимых одиночек. Вовремя не «приспособился» к системе – и выпал из обоймы «строителей светлого будущего». В провинции это было особенно заметно. Супруга художника, Валерия Петровна, зимой 1962 года, желая помочь мужу, берёт часть работ и едет с ними в Москву, в Академию художеств, чтобы провести экспертизу. Известные тогда академики Порфирий Никитич Крылов и Борис Николаевич Яковлев, увидев работы, написали рекомендательное письмо в Союз художников Украины. В нём говорилось: «Познакомившись с работами Паталахи Владимира Ивановича, мы убедились в том, что многие из них свидетельствуют об его несомненном таланте и профессиональном качестве. Его небольшие пейзажи проникнуты глубоким чувством, серьёзным, вдумчивым отношением к изображению родной природы. Художник хорошо чувствует цвет и обладает развитым вкусом». Академики нашли тогда сходство его пейзажей с пейзажами В. Д. Поленова. Государственная закупочная комиссия при Художественном фонде СССР приобрела тогда несколько пейзажей художника. О судьбе их ничего не известно. Художник Николай Иванович Осенев, руководивший в эти годы Московским Союзом художников, отметил тогда, что если бы Владимир Иванович жил в столице, он был бы одним из лучших пейзажистов страны. Обрадованная положительными отзывами, Валерия Петровна вернулась в Крым с надеждой на перемены в судьбе мужа. Но напрасно. В дружной, сплочённой «семье собратьев по кисти» экспертиза работ и рекомендательное письмо вызвали только озлобление. Если открыто они уже не смели нападать на художника, то решили действовать исподтишка. Его направили работать в Керчь внештатным художником. Работу он там получал, но такую, которую никто не хотел брать. О творческой работе не могло идти и речи. Художник не выдерживает этой гнетущей атмосферы и после семи лет мытарств покидает родину.

В 1962 году он уезжает в Киргизию, в город Ош, где недавно открылись художественные мастерские. Весной 1963 года к нему приезжает и супруга с детьми. Уже через год художник создаёт там цикл киргизских пленэрных пейзажей. Среди них такие, как «Цветёт эспарцет», «Тянь-Шаньские ели», «На озере Иссык-Куль», «Поле подсолнухов близ Пржевальска» и многие другие. Они покоряют свежестью и сочностью красок, виртуозностью техники «a la prima». Мажорный колорит этих работ передаёт величие и красоту природы. Некоторые пейзажи написаны в импрессионистской манере. Таковы «Базар в Оше», «У водоёма», «Осень. На винограднике». В них раскрыта ещё одна грань таланта мастера. Импрессионизм возник в недрах реалистической школы и использовался как приём многими художниками. Владимир Паталаха, используя этот приём, серьёзно относился к выбору цветовой гаммы для пейзажа. Колористическое разнообразие характерно для его живописи. Что же с творческой карьерой мастера? Об этом может сказать одна строчка из письма художника семье: «…другой бы на моём месте уже повесился, а я живу…» Чужака не приняли. Нашлись и здесь завистники, которые шли даже на клевету и подлог, чтобы избавиться от талантливого конкурента. И когда художник осознал бессмысленность своей борьбы за право заниматься любимым делом, когда понял, что в такой «системе» это невозможно сделать, не пойдя на сделку с совестью, он оставил творчество. Ради своего душевного спокойствия, чтобы не сойти с ума. Увольняется из мастерских, живёт случайными заработками. Чтобы выжить, пишет всегда востребованные портреты вождей. Он был и прекрасным портретистом, о чём свидетельствуют сохранившиеся в коллекции портреты. Некоторое время работает художником в театре, потом уходит и оттуда. Картины не выставлял и никому не показывал около сорока лет. Вёл жизнь отшельника.

В 1990 году Владимир Иванович возвращается на родину, в Крым. Последние годы жизни провёл в Керчи. К его 80-летию родственники организовали персональную выставку работ в Художественном музее Симферополя. На открытие выставки он приехать не смог, но был рад тому, что с его творчеством познакомятся на родине. В Крыму он снова взялся за кисть, чтобы написать серию натюрмортов «Цветы Крыма». На выставках они вызывают восторг у посетителей. Художник не жаловался на судьбу. Он сожалел лишь о том, что поздно родился. «Родился бы я на сто лет раньше, примкнул бы к передвижникам. Не в своё время я живу», - говорил он. К жизненным испытаниям мастер относился с философским спокойствием. «Моя жизнь, - говорил он, - не столь уж драматична, если сравнить мою судьбу с судьбой многих тысяч людей, задавленных тоталитарной системой, затравленных, спившихся от безысходности». Оптимистический характер и аскетизм в быту помогали ему выживать. Он всегда оставался очень скромным и порядочным человеком. Его художественное наследие, несомненно, достойно внимания и изучения. Художник верил в то, что придёт время, когда его творчество будет оценено по достоинству. Его земной путь окончился 14 октября 2005 года. Его картины продолжают жить, пробуждая в нас возвышенные и светлые чувства.

(Биографические данные взяты из семейного архива, использованы материалы крымской прессы)